CUA 2017: роль уровня тестостерона в терапии депривации андрогенов

CUA 2017 роль уровней надира тестостерона в терапии депривации андрогенов

CUA 2017: роль уровня тестостерона в терапии депривации андрогенов

На 5-й ежегодной многопрофильной сессии CUA-CUOG на ежегодном собрании CUA 2017 года д-р Роберт Сименс из Университета королевы и д-р Абденур Набид из Центра госпитальеров университета Шербрук обсудили роль уровней надира тестостерона среди мужчин, подвергающихся терапии андрогенного лишения (ADT).

Доктор Сименс начал с аргументации, что более низкие уровни тестостерона лучше. В исследовании PR-7 случайным образом назначались пациенты, страдающие биохимической недостаточностью после лучевой терапии или хирургического вмешательства, к непрерывному и прерывистому ADT. Вторичный анализ этого исследования оценил взаимосвязь между уровнями тестостерона в первом году терапии и выживаемостью, специфичной для рака (CSS), и временем для CRPC среди мужчин в непрерывной группе ADT [1]. Существовала значительная разница в CSS (p = 0,015) и времени для CRPC (p = 0,02) среди мужчин, у которых был первый год тестостерона надир ≤0,7, от 0,7 до ≤ 1,7 и ≥ 1,7 нмоль / л. Кроме того, пациенты с надиром> 0,7 нмоль / л имели более высокий риск смертности от рака (против 0,7-1,7 нмоль / л HR 2.08, 95% ДИ 1,28-3,38). Впоследствии в когорте из 225 японских мужчин, прошедших комбинированную блокаду андрогенов в качестве терапии первой линии, с PFS не было связано никакой переменной. Однако при многопараметрическом анализе тестостерон <20 нг / дл был значительным прогностическим фактором для PFS (p = 0,005). Авторы пришли к выводу, что критический фактор для прогноза не был быстрым снижением, но достиг ли уровень надира тестостерона <20 нг / дл.

Доктор Сименс отмечает, что существует ряд причин, по которым исследования могут не показывать эффект низкого тестостерона. К ним относятся более эффективное подавление тестостерона некоторыми лекарственными средствами и что при адъювантном излучении ADT является радиосенсибилизатором и может иметь различные биологические эффекты по сравнению с долговременным подавлением рецидива заболевания. Уровни тестостерона имеют значение, потому что (i) андрогенный рецептор является бесспорным ускорителем рака предстательной железы, (ii) стимуляция тестостерона рецептора андрогена увеличивает геномную нестабильность и онкогенные изменения, и (iii) тестостерон играет роль в прометаллической передаче сигналов, а не только пролиферация.

Доктор Симен затем отмечает: «А как насчет прерывистой терапии, когда тестостерон поднимается»? Ключевая концепция заключается в том, чтобы достичь уровня тестостерона как можно ниже во время лечения, а не в течение всей продолжительной терапии. Механизм заключается в том, чтобы сильно ударить по раковым клеткам, а затем прекратить лечение, позволяя репопуляцию с более благоприятным фенотипом, чувствительным к андрогенам. В заключение доктор Сингл сделал несколько замечаний: (i) многочисленные исследования указывают на важность достижения низкого тестостерона во время ADT, (ii) возможность восстановления тестостерона во время интервала лечения не противоречит этому наблюдению; (iii) при мониторинге тестостерона, если тестостерон оправдан, если тестостерон составляет> 0,7 нмоль / мл.

Затем д-р Набид дал опровержение, утверждая, что уровни тестостерона надира не обязательно имеют значение. Д-р Набид отмечает, что существует два рандомизированных исследования, которые оценили этот вопрос в условиях промежуточного и высокого риска рака предстательной железы. В PCS III 600 пациентов с раком предстательной железы с промежуточным риском были рандомизированы на гормональную терапию с помощью лучевой терапии 70 Гр против 76 Гр. Второе исследование, PSC IV, рандомизировало 630 пациентов с раком предстательной железы высокого риска до или в течение 36 месяцев блокады андрогенов + лучевая терапия против 18-месячной блокады андрогенов + лучевая терапия. Для пациентов с промежуточным риском более 8,1 года после этого наблюдался несущественный риск биохимической недостаточности, прогрессирования рака предстательной железы и резистентности к кастрации. В среднем за 9,4 года наблюдения за исследованиями высокого риска аналогичным образом не было различий в результатах для пациентов с высоким риском, связанным с биохимическими показателями прогрессирования рака простаты и резистентностью к кастрации.

В заключение доктор Набид делает ряд сводных пунктов для локализованного рака предстательной железы, получавших лучевую терапию и ADT, (i) в конце ADT, 91,1% пациентов достигли уровня кастрации в тестостероне независимо от продолжительности ADT, (ii) результатов не были разными между пациентами с уровнями тестостерона ≤0,7 нмоль / л и между> 0,7 и <1,7 нмоль / л, (iii) следует соблюдать осторожность для пациентов с уровнем тестостерона ≥ 1,7 нмоль / л и (iv) уровень тестостерона ≤ 0,7 нмоль / л в конце ADT не предсказывали лучших результатов.

Ресурсы:

Фото, картинки предоставлены Pixabay.com


(Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий